Олимпийская эмблема Владимира Арсентьева. Часть II.

Последнее время стали попадаться мне на просторах Интернета упоминания о том, что непонятно, куда делся автор эмблемы Олимпиады-80.
Чтобы прекратить появление новых досужих вымыслов и домыслов о том, как сложилась моя судьба, просто коротко опишу ее, что называется, от первого лица.
После окончания Резекненского художественного училища я работал художником-оформителем на дистанции пути Прибалтийской железной дороги. Узнав о конкурсе на разработку официальной эмблемы летней Олимпиады-80, я принял в нем участие и победил. Это было в 1975 году. Эмблема была утверждена в феврале 1976 года.
Осенью того же года я поступил на первый курс МВХПУ им. Строганова. Успешно окончил училище в 1981 году.
После окончания учебы я работал художником в журналах: "Советский Союз", "Воскресение", "Новая Россия", "Спорт в СССР и мире", "Спортивные игры", "Хоккей сегодня". С 1993 года по 2011 год я был главным художником в журнале "Теннис+".
Параллельно я занимался графическим дизайном. Разрабатывал логотипы и фирменные стили.
Примеры некоторых моих работ представлены ниже.








Олимпийская эмблема Владимира Арсентьева. К вопросу об авторстве

8 апреля 2018 года на страничках пользователей Фейсбук Любови Юматовой и Алексея Сазикова появилась публикация под названием «Олимпийская эмблема Владимира Арсентьева». В тексте есть много "художественных преувеличений", но оставим их на совести автора. Речь сейчас не об этом.

Прочитав этот опус, я решил, что необходимо внести ясность.

Когда ранее в Интернете появилась информация о Викторе Никитченко, претендовавшем на авторство эмблемы Олимпиады-80, я промолчал. Ведь, внимательно прочитав представленный текст, каждый задаст себе вопрос: «Если ты нормальный человек, то зачем писать Леониду Ильичу Брежневу письмо с претензией? Ведь ты НЕ ОТПРАВИЛ эскизы на конкурс...»
2018-04-10_08-27-32.png

К тому же, свою активность Никитченко стал проявлять после 1977 года, когда эмблема Олимпиады-80 была уже утверждена и широко известна. Ее можно было видеть в газетах, журналах и в оформлении городских улиц. Поэтому сразу напрашивается вывод, что в письме он поместил не свой эскиз, а вольную интерпретацию уже утвержденного знака.

2018-04-13_06-30-33.png

Чтобы окончательно прекратить возможность двоякого толкования всей этой ситуации я прилагаю отсканированный разворот из моей трудовой книжки и страницу диплома, где четко указано, что в Москве я оказался в 1976 году уже после завершения конкурса. В МВХПУ я поступил осенью 1976 года. А в 1975 году, когда был объявлен конкурс, я жил в г. Резекне Латвийской ССР и работал в Дистанции пути железной дороги художником-оформителем после окончания Резекненского художественного училища. Поэтому рассказы Никитченко про мое устройство на работу в Универсам 12 города Москвы похожи на бред сумасшедшего.
2018-04-10_08-27-32.png
2018-04-10_08-27-32.png

Журналистам же, которые что-то публикуют в Интернете, остается пожелать более тщательно проверять достоверность представленных материалов.
Моя страничка на Фейсбук: https://www.facebook.com/profile.php?id=100011042827487